Соционика. Искусство типирования. Центр современной соционики. Консультации, обучение, тренинги, исследования.
  Материалы  

17.02.2014

Нужно ли заниматься соционикой и учить ей людей?  

 Нужно ли заниматься соционикой и учить ей людей?
Изучать соционику или не изучать? Практиковать или не практиковать? Заниматься или не заниматься? Если да, то какой?

Стоит ли дальше заниматься соционикой тем, кто умеет определять типы и с ними работать? Кто понимает, как решается задача определения типа, и в чем недостатки старой, почти общепринятой версии?

Казалось бы, не вопрос: вот недооцененное объективное знание, которое нуждается в раскрутке, неуклонно растущая аудитория, ты один из первых, кто научился им пользоваться, и почему это надо скрывать?

Но... почти вся аудитория, хоть и растет, не желает вникать в эти тонкости, и среди любителей почти ко всем соционическим экспертам принято относиться одинаково плохо, особенно если они работают на платной основе. Зачем, если байки и демотиваторы проще и понятнее, если все, что вы хотите — потратиться на пиво и поболтать?

Я и раньше встречал людей, которые считали, что соционика — прибежище маргиналов, и любой уважающий себя человек обязан держаться от нее подальше, даже если знает, что к чему.
Хотите узнать больше? Оставьте Email и получите PDF «Соционика 2.0. Вы и ваш тип»!
Имя:   Email:  
Есть мнение, что репутация соционики безнадежно испорчена и никакой рост целевой аудитории дела не изменит, а лишь усугубит положение. Растет количество, а не качество. Новые любители проходят тесты, читают описания и мало что еще, а о важности признаков Рейнина не догадываются.

Официальная психология, гештальт, НЛП, коучинг, другие технологии изменения личности — другое дело, они — для людей с большими целями. А если речь идет об оценке персонала компании, скорее прибегнут к MBTI, ведь эта западная технология лучше упакована для продажи на корпоративной нише, пусть и определяет очень мало и не тем путем, каким можно узнать правду.

Доходит до того, что люди, с которыми я работал не один год, заявляют о прекращении обучения соционике и о желании проводить консультации по проблемам клиента так, чтобы тип не сообщался, как бы его особенности ни влияли на проблему и ее решение.

Я понимаю причины. Многие мои клиенты, получив версию типа, читают описания даже на моем сайте (к сожалению, тексты 2006 года устарели и обновить их не так просто) — и видят несоответствия. На консультации речь — об одном, описания — о другом. И говорят, будто Дюма с худощавым сложением и не склонных к домашнему хозяйству, не может быть, а вполне доказанная гипотеза, что писатель Бальзак был Гамлетом, кажется бредом.

Попытки объяснить, сколько лет успешно решается задача определения типа, тонут в общей массе материалов об устаревшей соционике версии 1 — попсовой и даже серьезной. Одной или пяти книгам поменять это не под силу. Я не могу запретить людям смотреть другие сайты, читать другие книги и обсуждать со знакомыми материалы, в которых написано совсем иное.

Это иное как раз предполагает: люди — либо правильно прикрученные винтики в дуальных парах и квадрах, либо они прикручены неправильно, если их окружение не такое. Старая соционика предлагает ролевую игру. Ты Дон Кихот — где твой креатив? Ты Гамлет — где твои эмоции? Ты Джек — где твои деньги? Ты Достоевский — почему занимаешься спортом? Ты Гексли — где твой Габен, и почему ты его не ищешь?

Не знаю, как другие, но сам я даже в первые годы знакомства с соционикой не пытался раствориться в соционических мифах. Я прохладно относился к традиционной соционической системе ценностей в период, когда определял его с ошибкой, тем более — когда разобрался и в типе, и в подходе к нему. Но для многих даже ошибочный тип — важная часть образа себя, и любое обоснование другой версии — это покушение на этот образ. Таким людям проще не проходить диагностику или уйти от конструктивного обсуждения разницы между версиями.

Человек слишком сложен, чтобы быть типом. Восприятие и обработка информации — это не вся жизнь, не вся психика. Это важная часть фундамента, но не все здание.

Наконец то, о чем я говорил еще 3 года назад. В эпоху тотального Интернета и соцсетей люди перегружены информацией — в соционике и вне ее. Изменить жизнь в таких условиях сложно, даже если все, о чем ты читаешь — это технологии изменения жизни. Ведь это информация, которую надо усвоить, чтобы действовать, и разные типы делают это с разной скоростью. Вероятно, логики и решительные — быстрее.

Вот здесь-то и зарыта собака. НЛП появилось из желания одних людей смоделировать успешный опыт других. Но если вы это пробуете, имейте в виду: у другого человека скорее всего другой тип, и нельзя одним махом смоделировать все 8 признаков из 15, которые отличаются от ваших, тем более, смоделировать надолго. Вопрос о главной цели запросто выбьет из колеи тактика, а задача составить список на внедрение — стратега.

Представление об особенностях своего типа в рамках соционики 2.0 — или типа своего клиента, если ты работаешь над его проблемами — лучше иметь. С одной оговоркой: в реальном мире о типах не знает почти никто, и скидки на слабые аспекты или полюса признаков никто не сделает. Но лучше, когда ты сам о них знаешь.

Раз есть объективное знание о людях, которе способно приносить им пользу, это знание кто-то должен распространять и передавать. Кому? Тем, кому это интересно. Приходить за этим знанием будут и люди, которые хотят чего-то добиться, и любители соционики, которые хотят в ней разобраться, и психологи и коучи, которые решат, что с помощью современной соционики им проще работать, и руководители команд. Кто-то научится применять полученные знания лучше, кто-то хуже, кому-то понравится больше, кому-то меньше. С кем-то из них заниматься удобнее, с кем-то сложнее, но это не поводы отказывать людям в знаниях и навыках.

Изучение соционики старой школы предполагает много затрат времени и мозговых усилий. В сознании откладываются стереотипы, с которыми современная соционика борется или отодвигает на второй план: дуальность, квадры, болевые... Кандидатам в бакалавры сначала прививают старую систему ценностей, а потом — иногда в качестве необязательного дополнения — говорят про признаки Рейнина, часто с оговоркой, что типировать по ним дело сомнительное, потому что они не наполнены или потому что тип — структура четырехмерная, а не двумерная.

Человеку, который хочет освоить современную соционику, не нужны горы информации, которые вынуждены перерывать претенденты на степень бакалавра и магистра там, где эта сертификация поддерживается. Эта сертификация находится в руках людей, которые пытаются закрепить устаревшую систему ценностей и понятий в ущерб реальным практическим знаниям. Они поняли, что их время ушло, и держатся все более агрессивно.

Сама по себе модель обработки информацией психикой человека (какая бы она ни была) мало кому интересна, хоть есть любители покопаться. Это не отрицание концепции информационного метаболизма, но нормальному человеку скорее интересно то, что проливает свет на его проблемы, показывает его особенности и ограничения.

Пример: в работе с парами встречаются типовые конфликты. То, что один предлагает как полезную идею, с другой стороны воспринимается в штыки. Зная типы партнеров, не составляет труда разобраться в конфликте. Уступчивый против упрямого, решительный против рассудительного, аристократ против демократа — последствия различий лежат на поверхности. Но не для тех, кто пробует без них обойтись — не важно, работает ли с этой парой психолог, который держится от соционики подальше, или соционик, который изучал только модель А.

Сама концепция активного изменения личности с призывами покинуть зону комфорта имеет соционическую природу. Она органична для решительных, но у рассудительных часто вызывает элемент отторжения. Последние либо идут по более плавному и осторожному пути с риском не решить проблему по существу, либо решаются на временный дискомфорт с сопротивлением и откатом назад. Чтобы этого не случилось, рассудительным, которые недовольны текущим моментом и хотят изменить жизнь, важно знать, что они рассудительные, а люди, с которых они берут пример — решительные.

Так есть ли смысл заниматься соционикой и учить ей людей?

Смысл есть хотя бы потому, что объективное знание существует. Определить тип без ошибок можно, хоть немногие готовы в это поверить. Справиться со многими проблемами людей с помощью знания типа легче. Значит, кто-то должен распространять и передавать это знание, или оно исчезнет.

Нужно ли, в качестве первого шага, накладывать табу на объявление типа клиента в ходе работы над его проблемой? Я проводил коуч-сессии, на которых пробовал придерживаться этого правила. И каждый раз убеждался: держать тип в секрете нет никакого смысла. Во-первых, потому что ты даешь клиенту больше. Во-вторых, потому что с такими клиентами общение идет иначе, чем с теми, кто приходит, чтобы определить тип и разобраться в нескольких версиях. Оно намного комфортнее. Люди, которые приходят с вопросом из жизни, а не из соционики, не настроены спорить и сомневаться в предложенной версии и уходить в расстроенных чувствах, если версия неугодная. Если тип — средство, а не самоцель, зачем спорить, даже если версий несколько?

А если из соционики уйдут люди, которые знают и умеют ее применять? Что будет? Скорее всего, в описания, тесты и демотиваторы еще какое-то время поиграются сотни тысяч людей, потом большинству это надоест. Или одни любители уйдут, но придут новые — как это и происходит. Кто-то еще год-два-пять попробует учиться по устаревшим программам, потом интерес спадет. Там, где сегодня десятки, останутся единицы. А конференции, которые проводятся не в России, и на которых задают тон приверженцы устаревших догм, а выступают и откровенные маргиналы, окончательно перестанут быть кому-то интересными за пределами стран, в которых они проводятся.

Нужны ли для этого поступки в стиле героев Айн Рэнд, оставивших загнивающее общество, чтобы оно загнивало быстрее? Едва ли это уместно. Кто-то может переключиться на другие задачи, если они идут лучше и приносят больше результата и удовольствия. Но это личный выбор.

Я 8 лет работаю с очень неудобной аудиторией. У 99% ее представителей есть сомнительные устоявшиеся привычки — понимать типы на уровне описаний, мифов, демотиваторов и устаревших моделей, и пропускать мимо ушей идеи, которые позволяют и определить тип, и узнать о человеке больше, чем вы можете представить. Но нет никаких запретов.

Если кто-то и пытается эти запреты ввести путем сертификаций на старой идейной базе, конференций и манифестов, эти попытки обречены на провал, ведь у этих людей нет ни власти, ни прав, ни материальных и информационных ресурсов. Соционика и любые идеи в ее рамках — общественное достояние, public domain. Словами Г. Рейнина, «Соционика — это наука о типах. Типах и их отношениях. Если люди этим занимаются, тогда они занимаются соционикой».

Теперь о сертификации. Я не против сертификации как таковой. У многих людей есть потребность в оценке своего умения понимать все 15 признаков, все или ключевые малые группы. И, что намного важнее — уметь это применять, чтобы разобраться в своем типе, определять типы без ошибок и решать задачи, опираясь на особенности типов, а не игнорируя эти особенности. Но это должна быть совсем другая сертификация, в основе которой — практические навыки, а не воспроизведение информации.

И есть ли смысл за пределами официальной науки поддерживать степени, подобные степеням из официальной науки? Мое мнение: пусть бакалаврами, кандидатами, докторами и магистрами заведует официальная психология, а там, где официальной науки нет, не стоит пытаться ее подменять.

Лучше взять за образец сертификацию НЛП: практики, мастера и тренеры. Или пусть будут еще и эксперты.

Кто новую сертификацию будет внедрять и поддерживать? Пока специалистов, понимающих соционику на новом уровне, крайне мало, и они тоже не во всем согласны между собой. Но необязательно делать сертификацию единой для всех и считать, что других быть не может. Это можно сделать и в рамках отдельного соционического центра, без претензий на универсальность.

Есть и другой вариант: общесоционическая сертификация по программе по выбору: или человек изучает соционику старой школы, или современную соционику на основе признаков Рейнина и малых групп, или что-то еще, и никто не вправе указать, что с перинатальными матрицами Грофа можно связывать только квадры, а аспектов может быть только 8, а не 140. Лишь бы эта сертификация была в руках не одного или нескольких центров, а независимых выборных экспертов, которые признают многообразие мнений, а не стремятся законсервировать идейную базу 1999 года, игнорируя работы по признакам Рейнина последних 10 лет.

Но ни в изучении соционики, ни в консультациях и исследованиях на ее основе нет смысла, если с ее помощью не решать проблем людей. Мой восьмилетний опыт говорит: людей, понимающих соционику упрощенно, как ролевую игру, много. Но есть люди, с которыми можно работать, кому можно помочь. Их становится больше. Не важно, с какими вопросами и откуда они пришли. Важно, что они получат, и чтобы у них была возможность это получить.

© Владимир Львов, 2014


Литература:

1. Сайт «Соционика в Петербурге» представляет стенограмму встречи учеников В. Миронова с Г.Р. Рейниным (20.06.06). Из архивов рассылки: В. Миронов. «Соционика. Все, что Вы хотели знать, но не могли спросить.» 2006.

2. И. Белецкая, С. Белецкий. «Мы завершаем наш соционический проект». 2014.

3. В. Львов. «Соционика 2.0. Тип личности — каким вы его не знали». Феникс, 2014.

4. В. Львов. «Соционика — общественное достояние и должно им оставаться!» 2013.



Ваш комментарий:


Имя: (по-русски) 

Email: (не показывается) 

 Текст: (60-1200 знаков; HTML фильтруется ) 

  








Поиск
  





Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

 




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика