Соционика. Искусство типирования. Центр современной соционики. Консультации, обучение, тренинги, исследования.
  Материалы  

06.05.2019

Чем рискуют эксперты?  

 Чем рискуют эксперты?

Насим Николас Талеб. «Рискуя собственной шкурой». Вместо рецензии


Насим Николас Талеб (ИЛЭ). «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни». М. КоЛибри, 2018

Skin in the Game: Hidden Asymmetries in Daily Life by Nassim Nicholas Taleb


Самая страшная опасность, с которой сталкивается эксперт — превратиться в диванного аналитика. Человека, который мало что видел и делал в этой жизни, чьи выводы далеки от реальности, но преподносятся с умным видом. Сказать — лишь бы сказать, все равно сойдет.

Как не стать таковым?

«Я по-настоящему разбираюсь в этом деле — или попусту говорю, лишь бы сказать, но на самом деле мало что знаю?» Это вопрос, который каждый должен задавать себе ежедневно, если ценит и продает свои знания.
Хотите узнать больше? Оставьте Email и получите PDF «Соционика 2.0. Вы и ваш тип»!
Имя:   Email:  
Об этом — толстая желтая книга, которую каждый эксперт должен держать под рукой — если ему не все равно, на какой он стороне, правды или демагогии.

Волки и собаки


В том, что это важная работа, я убедился задолго до ее выхода, по ходу изучения отрывков, выложенных в Сети. Один из них, о современной форме рабства и «волках среди собак», сильно напомнил собственный опыт. Эпизод, которым уже не раз приходилось делиться.

По ходу проекта я брал одно диагностическое интервью за другим у сотрудников московской торговой компании. Из всех сотрудников одна женщина, менеджер по продажам, отказалась его проходить — пока руководитель не настоял на этом. Потом, когда типы сотрудников были сопоставлены с их показателями продаж, оказалось: ее достижения были одними из лучших. Остальные лучшие продажницы согласились на беседу, но по ходу непременно чувствовалось: это матерые, непростые, знающие себе цену женщины, и говорить с ними сложно — не важно какой у них тип. Что интересно, у многих из лучших продажниц были похожие на них коллеги этих же типов, чей уровень продаж был близок к нулю. Последние были более чем покладисты, когда надо было отвлечься от дел для беседы на 10-15 минут.

Прошел год или два, и мне по случайной ссылке в Фейсбуке попалась глава об опыте Талеба в бытность трейдером. Люди, которые благодаря рискованным сделкам добывали для компании деньги, были далеки от хороших манер и дресс-кода. Те, кто их обслуживали, ходили по струнке в галстуках.

К слову — «волки среди собак» не всегда продают. Иногда у них другие обязанности, но от них много зависит. Давным-давно, работая в телекоммуникационной компании, в те годы — одной из самых важных в молодом русском Интернете, я быстро почувствовал разницу между развязными, накачанными пивом, плохо одетыми, поздно приходившими на работу инженерами, от которых зависела вся сетевая инфраструктура, и сидевшими этажом выше опрятными и прилизанными остальными сотрудниками — продажниками в том числе.

Асимметрия в теории и в жизни


У книги важный подзаголовок: «асимметрия повседневной жизни».

Концепция 16 типов Юнга и соционика начинались как учение о симметрии на уровне понятий, за которой стоит глубокая асимметрия психики человека. Одни срезы информации за счет других. С другой стороны — до последнего времени считалось: у всех типов, у всех людей слабые стороны уравновешиваются сильными. 16, 8, 4, 2, 1... все делится пополам. Квадры, дуальные пары как некий образец. Многие соционические авторы позволяли себе писать о каждом типе так, будто рядом есть дуал, 40% пар — дуальные, а 2/3 — в пределах одной квадры.

На уровне типов асимметрия радикальнее и глубже, чем это можно представить.

Даже на уровне теории сравнительно свежая концепция лабильности и ригидности полюсов признаков (В. Миронов, 2012), хоть и кажется симметричной, в пересчете на типы дает асимметрию: 6 типов с сильно выраженной ригидностью (угловатые, жесткие, малоконтактные люди) и 10 — с менее выраженной лабильностью (более контактные, легкие в общении).

На уровне малых групп асимметрия выражена еще резче: на определенном срезе информации 4 типа — носителя аномально лабильного или ригидного аспекта — попадают в «белые вороны» по сравнению с 12 нормативными (например, вторая квадра, белые логики, интроверты-рационалы — с ригидной стороны; белые сенсорики, социалы, иррациональные этики — с лабильной). При этом количество малых групп двух типов асимметрично: 20 — с ригидной аномалией, 15 — с лабильной. Зная об этом, меньше удивляешься странным поступкам беспечных демократов (особенно ЛИЭ и ИЛЭ) или чеканным формулировкам предусмотрительных стратегов.

Но элементы асимметрии в теории — ничто по сравнению с практикой. А на практике даже в период работы исключительно с индивидуальными клиентами было понятно: ЛИЭ и СЭЭ на консультации и остальные мероприятия приходят первыми, а ЭИИ вообще почти не приходят.

А когда дело дошло до сотен кандидатов и сотрудников компаний, все стало еще интереснее. В книге «Соционика 2.0. Типы людей и социальные лифты» мы выделили 6 типов-лидеров (ИЛЭ, ЭИЭ, СЛЭ, СЭЭ, ЛИЭ, ЛСЭ), на которые приходится около 80% интересных работодателям кандидатов на средние офисные вакансии. Но и внутри этой шестерки — резкая асимметрия: ЛИЭ и СЭЭ далеко впереди, ИЛЭ встречаются несколько реже, ЛСЭ еще реже; ригидные аристократы СЛЭ и ЭИЭ замыкают шестерку. По поводу мужчин ЭИЭ большой вопрос, какой сценарий встречается чаще: 1 или 3. Таким людям часто бывает сложно пробиться — хоть и программисты, и аудиторы, и бизнес-аналитики среди них встречаются, не говоря о людях творческих профессий.

Среди интровертов тоже есть локальный, теневой, но выраженный лидер: СЛИ, единственный лабильный интроверт-логик. Среди кандидатов и сотрудников их оказалось несколько больше, чем остальных интровертов. Что касается ЭИИ (единственный ригидный интроверт-этик) — их в ходе практики автора в компаниях не было встречено ни одного на 400 с лишним человек. По ходу частной практики — всего трое.

Некоторые дихотомии делают наше общество в конец асимметричным. В первую очередь — экстраверсия и интроверсия. У нас есть веские основания считать, что экстравертов рождается в 1.5-2 раза больше (уточнить это помогут эксперименты в школах). Но это на уровне рождений. На собеседованиях 5-6 экстравертов на одного интроверта — норма.

Другой важный источник асимметрии — логики и этики. Чем более информационным становится наше общество, тем универсальнее логики и невостребованнее этики. Это громадная социальная проблема, о которой мало подозревают.

Есть только один по-настоящему конкурентоспособный этический тип — СЭЭ, у которых умение общаться, располагать к себе и аккуратно направлять людей, помноженное на мобильность, охват, амбиции и упорство, создают особую формулу успеха.

Зато ЛИЭ и ИЛЭ в современном обществе — самые универсальные типы. Они везде — в технических и гуманитарных нишах, финансах, управлении...

Логики — психологи, актеры и педагоги, да и рекрутеры или продажники никого не удивляют; этики — программисты и финансисты встречаются, но редко поднимаются выше среднего уровня, на котором еще надо уметь закрепиться, когда вокруг все меняется.

Шкура на кону, вынь да полож


«Стоп! А что позволяет делать радикальные выводы? Понятно, статистика, но и охват хотелось бы больше — не сотни, а хотя бы десятки тысяч... Чем вы сами отличаетесь от диванных аналитиков с форумов и соцсетей и прочих «интеллектуалов, но идиотов»? Может, все это — такой же безответственный гон?

«Интеллектуалов-идиотов» с трафиком, хайпом и трендами и без них, с сертификатами, степенями и дипломами и без — хоть отбавляй. Они будут, пока есть шанс заработать на идеях, далеких от реальности в том числе. Потребитель платит за то, что он хочет, но не может получить, тому, кто внушает шанс, что если сейчас заплатить, «#ЗавтраБудетЛучше». Упаковка важнее содержания. А в эпоху Youtube, а теперь и Instagram, трафик есть — ума не надо.

Повтори за Аушрой «мы нуждаемся в дуале» — накинутся разочарованные непростой семейной жизнью или ее отсутствием. «А вдруг я это еще не попробовал?»

Растиражируй джентльменский набор «ловушек сознания» — накинутся обманувшиеся в попытках найти дуала, тип и все остальное, зачарованные «сектой свидетелей критерия Поппера».

Между тем тип — это прежде всего биометрия; свойства речи: статика — динамика, квестимность — деклатимность, позитивизм — негативизм, а потом все остальное, — о чем ни первые, ни вторые не подозревают, и не хотят.

Соционические форумные и соцсетевые тролли и активисты не рискуют никакой шкурой. А то и чужой — если предлагают «поддержку» недовольным типированием в разные версии.

Ответственность наступает, когда шкура ставится на кон.

Вы играли в карты, на спортивных ставках — или даже на курсах и акциях, на деньги и без них? Если да, можете сравнить ощущение, когда надо срочно принимать решение.

Хватает ли отрицаний для негативизма? Насколько четко изложены принципы для стратегии? Конкретный список ресурсов для уступчивости? Одно решение на все случаи для предусмотрительности?

Это такие же решения. Пока от них зависит будущее клиента или, тем более, компании, решающей, брать ей человека на работу или нет, увольнять или оставить, а у вас уже много информации и минута-другая на выводы, сможете ли вы подойти к делу как типировщик на форуме? Или — вынь да положь, даже если перед вами — Наполеон, который упорно считает себя Габеном, и впереди тяжелые споры с малыми шансами убедить?

Вопрос в языке и аргументах. Что, если один — про негативизм и динамику, другой — про еду и телодвижения?

Пока нейронные сети не научились определять статику и динамику на 99% (а это реально), может показаться: о статике и динамике говорит человек, а о еде и телодвижениях — тоже человек. Неискушенный наблюдатель просто выберет того, кто громче крикнет, а для этого все средства хороши: трафик, сертификаты, степени или селфи гламурной барышни.

За чужую «недобросовестность» могут сойти издержки устаревших знаний, за которые цепляются 99.9999% соционических любителей и профессионалов, которые ведут себя как обезьяны из того самого эксперимента: «применять признаки Рейнина, тем более как основу, с которой надо начинать, нельзя, потому что грех!»

Хвостовой риск любой теории, любого знания: будет открыто что-то новое, более совершенное. Но мало кто знает, где оно... Да и зачем знать, пока есть некритичное большинство и шумное меньшинство?

Вот в такой обстановке приходится работать, даже если представляешь, как решать эту задачу: определить тип человека.

А пока — если сложно сразу рискнуть проверить тип и все, что из него следует (включая перспективы на рынке труда), можно поставить 700р. на желтую книгу. И полистать — хотя бы из соображений: «Зря, что ли, покупал? Может, у этого Талеба и правда что-то есть.»

© Владимир Львов, 2019



Ваш комментарий:


Имя: (по-русски) 

Email: (не показывается) 

 Текст: (60-1200 знаков; HTML фильтруется ) 

  








Поиск
  





Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

 




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика