Соционика. Искусство типирования. Центр современной соционики. Консультации, обучение, тренинги, исследования.
  Материалы  

18.09.2010

Соционика, люди и мифы  

 Соционика, люди и мифы
В соционике происходит революция, оценить которую по достоинству многие любители и профессионалы не хотят или не могут. Они предпочитают оставаться со старыми мифами.

За последнее десятилетие благодаря исследованиям петербургской рабочей группы и работам других социоников получено работоспособное наполнение признаков Рейнина в полном объеме. Стали известны принципиально иные по сравнению с базисом Юнга и моделью А моделью критерии, с помощью которых определять ТИМ можно быстрее и надежнее. При этом свойств у ТИМа оказалось гораздо больше, чем было принято считать. Это подразумевает новую соционическую информационную реальность, необходимость коренного пересмотра взглядов на тип личности и его информационную модель. Принципиально новая информационная модель предложена в работе В. Миронова «Несколько замечаний о модели А». После этой работы нельзя утверждать, что модель А — единственно верная информационная модель, на которую опирается соционика.
Хотите узнать больше? Оставьте Email и получите PDF «Соционика 2.0. Вы и ваш тип»!
Имя:   Email:  
Можно констатировать, что 90-99% соционической литературы, доступной в виде книг или через Интернет, морально устарело, поскольку не соответствует новым условиям. Проблема в том, что люди продолжают осваивать соционику по устаревшим источникам, опираясь на устаревшие понятия.

Так случилось, что отправляясь на конференцию по соционике этой весной, я вынужден был сменить планы из-за срочного запроса на консультацию. Прибыв на конференцию с опозданием, я задался вопросом, неужели и то, о чем я вел речь, работая с клиентом, и то, что звучало на ней можно назвать одним словом «соционика». Ведь речь идет об очень разных вещах.

На консультации я определяю ТИМ клиента, опираясь на наполнение признаков Рейнина и малых групп в полном объеме. Как правило, в первую очередь я определяю не то, что человек говорит, а то, как он говорит, выявляя признаки, связанные с манерой речи: статика-динамика, квестимность-деклатимность, позитивизм-негативизм и некоторые другие. После этого задача сводится к выявлению отличий между скорее двумя, чем четырьмя оставшимися версиями, причем выявить ошибку достаточно просто: она означает, что целых 8 признаков из 15 определены неверно. При таком подходе популярные по сей день громоздкие анкеты из 80 вопросов (по 10 на каждый классический аспект) можно использовать для выдвижения и проверки версии, вычитывая меньшую часть ответов.

Опираясь на признаки и малые группы в полном объеме, можно определять ТИМы, минуя вопросы по болевым функциям. К примеру, на недавнем типировании женщины — ЛСИ не возникло ни желания, ни необходимости задавать ей вопросы на проявления «болевой ЧИ». Типирование можно сделать более экологичным, вопросы — нейтральными, не затрагивающими потенциально неудобные для клиента темы. Признаки позволяют определять сильные стороны дихотомий вместо той или иной разновидности слабых, чему в значительной степени посвящено типирование по модели А.

Казалось бы, нет никаких проблем в том, чтобы взять передовой метод на вооружение, приняв его за стандарт в современной соционике, но инерция мышления — штука тяжелая. В общей массе социоников до сих пор считается, что определить тот или иной классический аспект и его позицию в модели А важно, а стиль речи — нет. Так, мои недавние работы по анализу версий легендарного финансиста У. Баффета (ИЛЭ) и известного интернет-бизнесмена А. Лебедева (ЛИИ) вызвали немало критики из-за рода занятий объектов типирования, якобы свойственном лишь представителям третьей квадры. При этом критикам не важно, что эти люди по стилю речи — квестимы-статики, и при этом интуитивные логики.

Люди, как правило, ждут ответов на свои вопросы, исходя из традиционных представлений о дуализации, «удобных» и «неудобных» межтипных отношениях, социальной роли квадр и всего 8 аспектах и 8 функциях, не понимая, что в рамках этих представлений надежное определение типа затруднено, а информационное поле типа гораздо шире, чем можно представить. С точки зрения автора, классические аспекты включают в себя признак «статика — динамика». Чтобы правильно их определить, необходимо выявить 3 признака, один из которых связан со стилем изложения. Считать, что разговоры о времени — это уже БИ, а о силе и давлении — ЧС — некорректно. Тот, кто позволяет себе такие скороспелые выводы, берет на себя слишком большую ответственность, подразумевая, что не сомневается в целых трех дихотомиях сразу. Простейшая проверка по стилю речи позволяет проверить, правильно ли определен классический аспект. Тем более некорректно с ходу определять функцию модели А, ведь это общее свойство всего двух ТИМов, у которых целых 7 общих признаков, которые стоит выявлять независимо друг от друга.

Мой опыт очной и удаленной диагностики людей говорит о том, что в корне некорректны принятые у многих социоников попытки усматривать в любом речевом фрагменте исключительно проявления 8 классических аспектов. Они просто не покрывают всей полноты информации, идущей от человека. Аспекты, которые позволяют сделать диагностику ТИМа по-настоящему быстрой и надежной — это стиль устной и письменной речи (МГ №7; статика/динамика, квестимность/деклатимность, демократизм/аристократизм и МГ №33; ревизные кольца — статика/динамика, позитивизм/негативизм, процесс/результат). Можно сделать предположение, что аспекты реального времени, включающие в себя признак статика/динамика (МГ № 7, 9, 15, 21, 25, 28, 33 — всего 28) несколько лучше различимы в речи, чем остальные 112 «вневременных» аспектов. Но и это поле значительно шире, чем информационное поле, покрываемое моделью А.

Знания о работе признаков и малых групп позволяют утверждать, что между двумя различными ТИМами есть одинаковое по объему общее информационное поле, просто эти признаки по-разному изучены и освоены. Квадры, по которым призывают строить человечество многие соционики старой школы — это лишь один из 35 наборов малых групп, главное отличие их в том, что они были изучены раньше остальных. Есть малые группы, объединяющие ТИМы с конфликтными и ревизными отношениями (например, МГ №21 выявляющая общие свойства «плохо совместимых» ТИМов в области постановки целей и задач и оценки ситуации). Оказывается, и «программной», и «болевой» ЧИ свойствен повышенный риск запутаться в текучке, не замечая магистральных задач (беспечность — статика — тактика). В рамках мерностей функций рассматриваются различия между носителями мерности 4 и мерности 1 по тому или иному классическому аспекту, и эти типы противопоставляются друг другу, но, оказывается, между этими ТИМами есть и общий признак (скажем, беспечность у экстравертных интуитов и интровертных сенсориков), который сближает, казалось бы, несовместимых и противоположных друг другу людей.

Про важность МГ №28 для понимания взаимодействия ТИМа с окружающим пространством автор вслед за петербургскими социониками указывал в работе «Перинатальные матрицы и пространство соционического типа». Приведенный в этой работе анализ десятков высказываний представителей всех ТИМов показывает, что по взаимодействию с окружающим пространством социотипы группируются принципиально иным образом, чем по квадрам: по экстраверсии — интроверсии, статике — динамике и рациониальности — иррациональности, и возможную связь происхождения ТИМов с перинатальными матрицами Грофа стоит искать по этому принципу.

Определяя тип личности и объясняя его свойства, нельзя забывать о том, зачем люди приходят к услугам социоников.

Нет никаких доказательств тому, что 4 дихотомии, которые открыл Юнг и 11 остальных, выведенных Г. Рейниным и наполненных в результате исследований последних десятилетий имеют принципиально разную природу. С точки зрения автора, активно работающего на основе этого наполнения с людьми не год и не два, очевидно, что и юнговские, и неюнговские признаки — неотъемлемые свойства ТИМа и отличаются лишь историей открытия. И 8 классических и, 132 остальных информационных аспекта представляют собой общие информационное поля четверок типов на стыке двух признаков, дающих третий — хотя задача наполнения всех 35 наборов малых групп и неклассических аспектов весьма грандиозна. Лучшая иллюстраци текущего положения дел — узкий банан на фоне большой круглой дыни (см. рисунок). Объем дыни во много раз больше, но все внимание привлекает банан на переднем плане.

Тогда возникает вопрос, уместно ли, определяя ТИМ по 15 признакам, объяснять клиенту его основные свойства, опираясь главным образом на модель А, устаревшие и справедливо не устраивающие многих клише и описания? Для кого и для чего вообще стоит определять ТИМ, изучать и применять соционику?

Многое позволяют понять работы А. Аугустинавичюте, с которых соционика начиналась под своим нынешним названием. В период ее активности не было надежных технологий определения ТИМа, что повлекло за собой немало ошибок. Наглядная иллюстрация: по мнению автора, ошибочно были определены ТИМы 9 из 13 реальных людей, в честь которых ТИМы были названы.

При всей заслуге основательницы соционики вместе с концепцией информационного метаболизма с ее подачи укоренились мифы, которые вряд ли соционике на пользу. В первую очередь это миф о дуализации как единственно верном пути к гармонии личности. Реальные люди не всегда живут в дуальной паре. Многие предпочитают иные виды отношений или в силу тех или иных обстоятельств не имеют пары. Это значит, они должны решать свои проблемы сами, опираясь на себя, а не на дуала, которого нет рядом. Вряд ли уместно заявлять людям об их беспомощности и неполноценности. Люди негармоничны и несовершенны, но они должны уметь решать свои проблемы сами. Природа человека индивидуальна и экзистенциальна.

Есть люди, которые запутались в версиях ТИМов, но большинство клиентов скорее ждет ответы на вопросы отношений с людьми, профессионального и личного роста. Что может предложить соционика? Узнать сильные и слабые стороны, установки и естественные ограничения — это важно даже для людей, которые успешно занимаются не только собой, но и бизнесом и карьерой, тем более — для тех, кто делает первые осознанные шаги. Соционика старой школы как правило заостряет внимание на «болевой» функции, квадральных ценностях, «заточенности под дуалов». А вот о том, что манера речи, особенности восприятия времени и пространства, постановки и достижения целей и многое другое — это тоже свойства ТИМа, если и принято говорить, то вскользь. Некоторые школы позиционируют себя, как самые основательные в типировании по модели А, но из-за неприятия признаков Рейнина вряд ли в состоянии объяснить клиенту эти важные вещи.

Иными словами, даже определив ТИМ правильно (что бывает далеко не всегда), соционики старой школы могут предложить клиенту весьма ограниченный набор знаний о самом себе и окружающих людях, приправленный мифами и ошибками. С другой стороны, люди идут со своими проблемами к психологам, и порой получают от них рекомендации, плохо применимые из-за незнания особенностей ТИМа. Соционика не должна подменять собой психологию, но ей есть чего предложить для совместной работы над проблемами людей. Но при этом сами соционики, застревая в модели А и недооценивая лежащее за ее пределами пространство типов, тем самым отказываются выполнять свою миссию — изучать людей и помогать им.

Литература
  1. Г. Рейнин. Соционика: Типология. Малые группы. — СПб.: изд. «Образование-культура», 2005.
  2. Л. Кочубеева, В. Миронов, М. Стоялова. Соционика. Семантика информационных аспектов. СПб.: изд. Астер-Х. 2007.
  3. В. Миронов. Несколько замечаний о Модели А. 2007.
  4. В. Львов. Эффективное типирование. Как это делается. 2006.
  5. И. Белецкая. Эволюция технологий типирования. 2007
  6. С. Белецкий, И. Белецкая, Исследование малых групп социона при разработке ситуационного соционического теста. 2007-2008
  7. В. Львов. Соционика в работе с текстами. 2007
  8. В. Львов. «Чутье Баффета и сила денег». «Чужие деньги», №6 (75), июнь 2009.
  9. В. Львов. Перинатальные матрицы и пространство соционического типа. 2009
  10. В. Львов. Соционическая диагностика. Вопросы и ответы. 2010.
  11. В. Львов. Артемий Лебедев. Соционический портрет. 2010.

© Владимир Львов, 2010

Статья подготовлена на основе доклада на конференции по соционике в Санкт-Петербурге в июне 2010 г. и распространена на XXVI Международной конференции по соционике в Киеве в качестве стендового доклада.



Ваш комментарий:


Имя: (по-русски) 

Email: (не показывается) 

 Текст: (60-1200 знаков; HTML фильтруется ) 

  








Поиск
  





Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

 




Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика